Никольская церковь с трапезной палатой

Л.А. Секретарь

 

Никольская церковь с трапезной палатой Клопского монастыря:

История строительства и особенности архитектуры

 

           

Никольская церковь с трапезной палатой Клопского монастыря - уникальный памятник XVI века - в настоящее время находится в катастрофическом положении, на грани полного разрушения. Ннасколько ухудшилось его состояние с послевоенного периода можно увидеть сравнив снимки 1948, 1965 и 1980-х гг. В 1960-е гг. рухнул свод тра­пезной палаты, в 1983 году - западная стена. На грани обрушения свод церкви. В скором времени единственным методом исследования памятника останутся археологические раскопки. Никольская церковь с трапезной палатой. Вид с юго-востока. 1980-е гг. Фото В. П. Морсова

 

Начало натурного исследования памятника положил Л. Е. Красноречьев, занимавшийся в 1960 –е гг. восстановлением Троицкого собора. Основываясь на прекрасном знании новгородской архитектуры XVI века, визуальном обследовании, изучении изобразительных материа­лов (гравюр, фотографий, изображения монастыря на южной стене при­дела Михаила Клопского в диаконнике Троицкого собора), Л. Е. Красноречьев выполнил первую графическую реконструкцию памятника в формах XVI века. В его реконструкции есть целый ряд гипотетических моментов, объясняющихся невозможностью в тот период более глубо­кого исследования с помощью зондажей и шурфов, а также утратой верхних участков стен и покрытий храма и трапезной палаты.

Никольская церковь с трапезной палатой. Восточный и северный фасады. Реконструкция на XVI в. Л.Е Красноречьева
Остается неизвестной дата возведения здания, не выявлены основные этапы его перестроек. В документальных источниках, а также в трудах дореволюционных исследователей постройка датируется либо периодом правления Ивана Грозного, либо 1632 годом. Иногда она вовсе не датируется по причине отсутствия в архивах монастыря ка­ких-либо сведений. Л.Е. Красноречьев относил строительство здания к 1570 г. Е.А. Турова в дипломной работе, выполненной под руководством В.А. Булкина в ЛГУ, высказала предположение о более ранней дате сооружения храма в 1530 -1540-е гг. Д. А. Петров и Э. А. Гордиенко считают датой строительства 1560-е гг., т.е. незадолго до закладки Троицкого собора. Постройку Никольской церкви нельзя относить, к 1632 году, поскольку «...церковь с трапезою камена Никола Чюдотворец» упоминается в описи монастыря 1581-1582 гг. и Описи Новгорода 1617 года. Верхняя граница возможного сооружения храма устанавливается точно: 1581 -1582 гг. Стилистический анализ архитектурных форм памятника также не позволяет вывести его за пределы XVI в.

В пользу более ранней датировки Никольской церкви свидетель­ствуют следующие факты. Во-первых, в описи 1581-1582 гг. Троиц­кий собор назван вновь построенным («поставлен ново»), в то время, как о Никольской церкви не сообщается. Во-вторых, описи монас­тыря XIX века упоминают 2 колокола, отлитые в 1531 году с одинаковыми надписями: «Лета 7039 лит колокол сей в обитель живоначальныя Троицы и Чюдотворца Николая и к Покрову Пресвятыя Богородицы Святителю Михаилу...». В этой надписи особо выделено 2 главных Престола: св. Троицы и св. Николая Чудотворца, придельные же храмы Троицкого собора (имеется в виду церковь XV века) - Покровский и Михаила Клопского, названы после них. Отливка сразу двух колоко­лов - важное событие в монастырской жизни, и вполне логично, что оно было связано с сооружением трапезной палаты с храмом, где обыч­но устраивались звонницы в соответствии с правилами монашеского общежития.. В-третьих, в сравнении с другими памятниками новго­родской архитектуры XVI в. Никольская церковь обнаруживает наи­большее стилистическое сходство с Покровской церковью Троицкого Александро-Свирского монастыря. На это обращают  внимание Е. Л. Ту­рова, Н.Н. Кузьмина и другие исследователи.

Автор Жития Александра Свирского,  его ученик Иродион, свидетель строительства двух каменных храмов в монастыре, сообщает о том, что Покровская церковь с трапезой была заложена незадолго до смерти святого, последовавшей в 1533 году. Д. А. Петров, не доверяя житий­ному рассказу, относит Покровскую церковь к 1580-м годам, основыва­ясь на композиционных и архитектурно-декоративных особенностях памятника.

Если принять дату строительства Покровской церкви, исходя из житийного рассказа, то можно предположить, что трапезная с храмом Клопского монастыря была сооружена несколько ранее и послужила для него образцом. Таким образом, хронологические рамки строительства Никольской церкви с трапезной можно отнести к 1530-1570-м гг.

Документальные источники, изобразительный материал, а также натурные данные позволяют выделить несколько основных этапов пе­рестроек памятника.

Первый этап можно отнести к 1630-м гг. В 1580 году монастырь был захвачен войсками  Стефана Батория, вплотную приблизившегося к Новгороду, а в 1611 году - отрядом шведского военачальника Самуила Коброна. И хотя в Описи Новгорода 1617 года говорится только о разграблении монастырской ризницы шведами, можно предполагать, что и храмы пострадали в это смутное тяжелое время. Известно, что в  1632 году игумен Никодим с братиею обратились с челобитной к царю Михаилу Федоровичу, после чего из царской казны были отпущены на возобновление обители.

Рисунок члена австрийского посольства Мейерберга, сделанный в 1661 -1662 гг., зафиксировал, хотя и условно, архитектурный облик Никольской церкви с трапезной после перестройки 1630-х гг. Монас­тырь изображен с юго-запада, со стороны реки Веряжи. Оба фасада храма развернуты в одной плоскости, завершены восьмикратной кровли и одном главой. Трапезная имеет двускатное перекрытие, при этом коньковый брус размещен по оси восток-запад, что соответствует действительности.

Рисунок члена австрийского посольства Мейерберга, сделанный в 1661 -1662 гг.
К 1630-м гг. предположительно можно отнести устройство восьмискатного завершения церкви. Для новгородской архитектуры XVI века характерно палаточное завершение, xoтя не исключено и восьмискатное (церкви Благовещения на Торгу,  Сретения  в Антониевом монастыре).

Сравнение рисунка Мейерберга с изображением монастыря в приделе Михаила Клопского позволяет предположить, что во второй по­ловине XVII века была осуществлена следующая перестройка церкви с трапезной палатой. В отличие от рисунка Мейерберга настенное изображение более детально и реалистично. Храм представлен с четырех­скатным завершением. На фасадах четко показаны горизонтальные тяги и люнеты, расположенные по три на каждом фасаде в одном уровне над верхней горизонтальной тягой. Подобное расположение люнет предпо­лагает, как наиболее вероятное, первоначальное палаточное завершение фасадов.

Изображение монастыря на стене диаконника. Конец XVII - начало XVIII в.
В отличие от рисунка Мейерберга трапезная представлена как про­тяженная на 10 оконных осей постройка К северному фасаду примыкает двухъярусная паперть с крыльцом, но по высоте равная трапезной. Первый ярус ее решен как открытая галерея, верхний - с большими проемами.

Судя по описям 1781 года и XIX века, а также книге Н. Озерецковского начала XIX века в западной части большого трапезного корпуса размещались настоятельские кельи. Для XVI века подобное совмещение братской трапезы и настоятельских келий было не харак­терно. К трапезному корпусу обычно примыкала келарская палата. Был ли западный объем пристроен к трапезному корпусу но второй поло­вике XVII в., когда подобное функциональное совмещение здания становится нередким (церкви Благовещения в Николо-Розважском монастыре, Иоанна Богослова и Николо-Вяжищском), или являлся первоначальным, остается до конца неясным. Разрешить этот вопрос можно лишь с помощью археологических раскопок.

Следующий строительный этап можно условно датировать XVIII веком. На гравюре, исполненной при игумене Герасиме Гайдукове в начале XIX века, а также гравюре XIX века с изображением Михаила Клопского, Никольская церковь представлена ярусной постройкой типа восьмерик на четвериковом основании. Восьмерик упоминается в приходо-расходных книгах под 1807 годом. На гравюре начала Х1Х века фасады восьмерика оформлены сдвоенными пилястрами, а кровля показана с изломом - барочного типа. Тогда-то,  вероятно, и был разобран верхний ярус храма.

Общий вид монастыря с восточной стороны. Гравюра начала XIX в.
Большие работы по переустройству церкви и трапезного корпуса были осуществлены при игумене Герасиме Гайдукове (1807 - 1817 гг.).

В 1809 году храм и настоятельские кельи были расписаны, в 1810-1812 гг. в верхнем помещении трапезного корпуса устроены приделы в честь Тихвинской иконы Божьей Матери и Иоанна воина. Братская трапеза была перенесена в нижний этаж корпуса, где размешались так­же кладовые, кухня, поварня, просвирня и братские кельи. В приделах были установлены новые резные иконостасы, вызолоченные червон­ным золотом. Внутреннему переустройству предшествовало «поновление» здания. Скорее всего, в этот период были растесаны окна в церкви и трапезном корпусе Большие окна с арочным завершением в церкви и в уровне второго этажа трапезного корпуса сохранились до настоящего времени.

После пожара, случившегося в 1812 году, когда сгорели купол и крыши на церкви и настоятельском корпусе, все здание в 1813 году было перекрыто листовым железом.

Следующий строительный этап по документальным материалам да­тируется 1850-1860-ми гг. Работы начались при игумене Дмитрии, который получил разрешение на исправление ветхости Никольской церкви настоятельского корпуса, и продолжились после его перевода в 1858 году в Кириллов монастырь. В приходо-расходных книгах 1861-1862 гг. зафиксированы произведенные в эти годы работы в настоятельских по­коях: устройство филенчатых дверей, отделка потолков, оклейка комнат шпалерами. Снаружи исправлялась штукатурка, чинились и красились кровли. К этому времени относится, вероятно, и растеска окон с лучковым завершением в уровне первого этажа настоятельского корпуса, а так­же кирпичная облицовка его северного фасада.

Последняя перестройка, повлиявшая на архитектурный облик здания относится к началу XX века. На фотографиях начала XX века 1930-х гг. церковь предстает без восьмерикового завершения. Четверик перекрыт четырехскатной кровлей с изломом. Над ней воз­вышается маленькая главка.


Никольская церковь с трапезной палатой. Вид с северо-востока. 1930-е гг. Фотография из коллекции М К Каргера 

После упразднения монастыря в 1920 году судьба здания Новго­родского Клопского монастыря складывалась непросто. До того, как в 1930-е гг. он был передан в ведение музея, стоял вопрос о полном его уничтожении. Именно тогда началось постепенное разрушение архитектурного памятника - была проведена разборка западной части настоятельского корпуса. Это отчетливо видно при сравнении фото-снимков дореволюционного периода и 1930-х гг.

До настоящего времени уцелели: стены храма с алтарной апсидой и часть трапезного корпуса - четыре прясла. Пятое прясло представляет собой груду развалин. На фасадах церкви и южном фасаде трапезного корпуса сохранились. первоначальные двухуступчатые лопатки, следы междуэтажной тяги, несколько оконных проемов, а также нишек с килевидным подвышением на лопатках. При обрушении штукатурки на южном фасаде трапезного корпуса на второй с востока лопатке обнару­жились следы круглого окна XVI века. Кроме того, выяснилось, что лопатки в нижнем ярусе храма были стянуты арками с килевидным подвышением, а восточные стены трапезы были декорированы сдвоенными арочками с гирькой между ними. В пятах распалубок трапезного зала зафиксированы фигурные «подвески», выполненные из кирпича. В связи с разборкой верхних участков стен церкви остается невыяснен­ным характер ее первоначального завершения.

Для графической реконструкции памятника в формах XVI века важным представляются поиски аналогий и тщательное изучение ма­териалов исследований ближайшей аналогии - Покровской церкви Александро-Свирского монастыря. Сходство отмечается в плановых размерах, объёмно-пространственной композиции, в построении отдельных архитектурных форм, декоративном оформлении фасадов.

 

А.Н. Милорадович, автор исследований и проекта реставрации Покровской церкви с трапезной, пришел к следующим важным выво­дам относительно ее первоначального архитектурного облика:

1, Все три сохранившиеся объема (церковь, трапезная и келарская) являются первоначальными, хотя впоследствии неоднократно перестраивались.

Восьмискатное завершение фасадов, хорошо сохранившееся под поздними закладками, относится к XVII веку. Первоначальное завершение было в виде трех ярусов кокошника. Основания для кокошников вокруг барабана были обнаружены в процессе исследований

Храм перекрыт сферическим куполом на тромпах, трапезная па­лата - коробовыми сводами, опирающимися на центральный столп и в угловых частях переходящими в сомкнутые.

Звонница располагалась в угловой части между трапезной и келарской. Решения двух планов близки, но не идентичны. Аналогичны квадратные планы храма с одной алтарной апсидой и прямоугольные одностолпные помещения трапезной палаты, поставленные симметрично по продольной оси. Фасады трапезных палат аналогично разделены на пять прясел лопатками. В Покровской церкви келарская палата сдвинута относительно трапезной к северу и обходит частично ее северный фасад. В постройке Клопского монастыря западный объем, объединен­ный с трапезной палатой сенями, расположен строго по продольной оси, составляя единое целое с трапезным корпусом. При этом остается со­мнение в первоначальности западного объема, занятого в XVIII - начале ХХ вв. настоятельскими кельями.

Сомкнутый свод, перекрывающий помещение Никольской церк­ви, возможно, не является первоначальным и устроен в XVII веке вме­сте с восьмискатной кровлей. Нерешенным остается вопрос о характере завершения Никольской церкви. Л. Е. Красноречьев предполагает  палаточную одноярусную форму покрытия, Н. И. Кузьмина, по анало­гии с Покровской церковью, Никольским приделом церкви Никиты Мученика на Торговой стороне и Варлаама Хутынскога в Хутынском монастыре, - палаточную трехъярусную.

Что касается расположения звонницы в этом сложном комплексе, можно высказать осторожное предположение о двух возможных вариантах:

Существование в северо-западной угловой части храма внутристенной лестницы, ведущей в верхним ярус, возможно, указывав на использование разобранного верхнего яруса для звона

Северная паперть, изображенная на стене Троицкого собора, представляла собой двухъярусную небольшую постройку с открыты­ми проемами. Верхний ярус ее вполне мог использоваться для подвес­ки колоколов.

 

 

© 2010 Свято-Троицкий Михайло-Клопский мужской монастырь
Создание сайта: Pavrona.ru